Будьте с нами!


Домик с колечками

Домик с колечками 4 Июля 2019 ...Катя (имя изменено) поступила к нам в ДДИ №4 в марте 2019 года, ей 4 года. Фотографии Кати из Дома малютки пришли к нам раньше нее. Симпатичная, жизнерадостная, с зеленущими глазами и огромным бантом. И вот настал день, когда эта маленькая девочка переехала. Такова реальность. Детей вырывают из их обычного мира, из их «дома» – а любое место, даже самое отчужденное, постепенно становится для детей домом, их отрывают от всего знакомого и близкого, от «своих» людей, привычных ритуалов... И ребенок идет дальше «по этапу» системы. Дом малютки, детский дом, психоневрологический интернат.

На каждом новом этапе, если ребенок выжил в первые полгода – он вроде адаптировался. Ну, или впал в глубочайшую депрессию на много лет, ушел в себя совсем. Нянечки сердобольные смотрят, как малыш адаптируется, и говорят: «Мы вот здоровых-то детишек ведем в садик, как долго они привыкают! На часик, на два сначала водим, с уговорами, а тут…» А тут надо представить ребенка с тяжелыми множественными нарушениями. Малыша, у которого часто нарушено зрение, затруднено восприятие и понимание. И как ты ему объяснишь, что завтра его возьмут, вырвут из того места, к которому он привык, и привезут куда-то совсем в другое, с новыми голосами и запахами, новой едой, новым расписанием, положат в кровать новую, ни одной знакомой вещи вокруг не будет, а главное, ни одного знакомого лица. Никогда снова.

  Ребенок, когда попадает на очередной этап системы, переживает дикий стресс. Неимоверный. Ну, это как если бы мы разом потеряли всю свою семью, не дай Бог! Он часто пытается причинять себе боль, он может отказываться от еды, может кричать несколько месяцев, дико кричать, страшно.

У Кати были все эти проявления. Вот только от еды отказаться не удалось, так как у нее стоит гастростома – трубочка в желудок, и питается Катя через нее. Но и во время этого питания Катя кричала дико, как будто ее режут. Мы долго думали, что еда доставляет ей физическую боль. Катя кричала почти все время, когда не спала. Она просто разрывала воздух и свои малюсенькие легкие. Кричала сутками, и ничего не помогало. Но самым нестерпимым было то, что Катя раздирала свое симпатичное личико. Через неделю все лицо было в язвах. Через две – эти язвы доходили почти до костей. И ничего не помогало, ни носочки на руках, ни укачивания. Мы думали, эти страшные следы останутся на лице девочки навсегда.

Все понимали, что это период такой. И что надо подождать, пока Катя адаптируется. Но как помочь малышу принять нас, принять этот новый мир, почувствовать себя заново в безопасности? С трудом уговорили врачей разрешить нам брать Катю на прогулки, занятия, состояние не позволяло, и было сложно предсказать результат. Уговорили доставать ее из ее кровати, где она одинока и несчастна.

Первые наши занятия были похожи на укачивания больного младенца. Мы старались найти позу или движение, которое бы успокаивало Катю, пели колыбельные, говорили с девочкой тихо и успокаивающе. Лишь бы хоть ненадолго убаюкать, успокоить, укрыть, укачать, уговорить, приласкать. Хоть ненамного подарить ощущение безопасности и тепла человеческого. Приходила педагог из 25-й школы, приходили мы. Воспитатели, нянечки, медсестры детского дома занимались с Катей 24 часа в сутки. История Кати стала примером целебности совместных усилий, любви. Потихоньку Катя начала отвечать на наши попытки, давать нам небольшие авансы. Стала понемногу чуть-чуть открываться.

Сначала все, что Катя делала в зале – это садилась, почти ложилась на пол и утыкалась в пол лицом. Он не хотела никого и ничего видеть, она хотела только обратно в свою «скорлупу». Постепенно выяснили, что она очень даже любит кататься, сидя в кресле-коляске: это была первая поза, в которой Катя не прятала лицо, а наоборот, садилась прямо и расслаблялась. Выяснили, какие детские потешки она знает и любит – видимо, слышала их еще в своей прошлой жизни, в Доме ребенка. На «потягуси» потянула ручки и даже улыбнулась нам впервые. Еще улыбнулась и даже засмеялась, когда при обувании ботинок затопали ее ножками… Так, потихонечку, Катя открывала нам новые и новые свои створочки и дверки. Вдруг, в какой-то момент, она пошла! Оказалось, девочка умеет ходить: с помощью, конечно, и не очень правильно, но ходить! Просто дикий стресс, в котором находилась Катя, лишил ее всех навыков, всех желаний.

Сейчас Катя с помощью педагога доходит до детской площадки и играет там. Очень любит домик с колечками -- видимо, такой был в ее прошлой жизни. Очень любит трогать ветки и цветы и смотреть на их колыхание. Заинтересовалась горкой и почти полюбила качели, которых поначалу боялась. Еще Катя любит мячики, шары и очень любит играть с водой. Каждый новый момент, когда девочка чуть больше доверяет нам и разрешает открыть в себе что-то новое – радует ее и приносит счастье нам. Конечно, еще долго до конечного принятия, до полной адаптации девочки. Конечно, в условиях детского дома компенсировать родительское тепло и любовь, базовое чувство привязанности и безопасности просто невозможно… Но мы рады, что хоть немного жизнь Кати налаживается, что появляется хоть какая-то заинтересованность внешним миром, появляется покой, появляются улыбки.
И что ранки на лице – заживают.


Мария Гершаник, инструктор АФК

Вернуться в новости