Будьте с нами!


Следуя духу закона

Следуя духу закона 13 Сентября 2019


Сейчас «Перспективы» известны не только как волонтерская организация, помогающая людям в интернатах, но и как профессионалы, которые активно защищают их права, участвуя в законотворческих процессах на федеральном уровне. Это стало возможно благодаря юридическому отделу, который существует в организации уже 10 лет. Екатерина Таранченко, исполнительный директор «Перспектив», рассказала о том, как он возник и как буква закона может влиять на реальную жизнь людей.



Все началось с волонтерства


– Это был 2000-й год. Я ушла из юротдела коммерческой фирмы и пришла в «Перспективы» волонтерить. Еще на собеседовании Мария Островская (сейчас уже для меня Маша) спросила, не хочу ли я заняться правозащитной работой, связанной с подопечными. Но я хотела отдохнуть от всего юридического и просто быть волонтером. Когда прошло два года, я оказалась на распутье и размышляла, чем заняться дальше. Был даже вариант уехать в страны третьего мира и помогать людям там. Но мне нравилось и то, что делают «Перспективы», нравилось быть с детьми.

катя итог.jpg

Поворотным моментом стал семинар по написанию альтернативных докладов в ООН, его проводил наш партнерский немецкий фонд. Маша Островская никак не могла принять в нем участие и предложила мне. Я согласилась. На семинаре собрались представители НКО со всей страны, я познакомилась с лидерами из разных секций, участвовала во множестве интересных и важных дискуссий. Я почувствовала, что правовая сфера – это очень актуально, именно здесь можно добиться какого-то результата. Проблем очень много, а тех, кто разбирается в этой области, мало.

Юридический ресурс

Дальше все получилось стремительно. Маша предложила мне попробовать проанализировать ситуацию с правами нашей организации, потому что положение волонтеров в учреждениях было очень неустойчиво.
В качестве эксперимента я согласилась и стала смотреть, какие существуют договоры с детскими домами и документы, в том числе международные, регулирующие права детей.

Время моего «эксперимента» совпало с тем, что у нас обострились отношения с директором детского дома в Павловске (тогда это был другой человек). Мы во что бы то ни стало приходили к детям, а в учреждении нам всячески препятствовали. Вот тут и пришло время активно включить юридический ресурс. Мы нашли партнера на федеральном уровне, Сергея Александровича Колоскова: он тогда был экспертом при Уполномоченном по правам человека в России. Вместе с ним я смогла сделать подробный анализ того, какие права детей реализуются, какие нарушаются.

катя 2.jpg

Нам было важно обосновать, почему детям требуется помощь и поддержка специалистов и волонтеров, ведь государство не давало им и половины того, на что они имели право по закону. Через прокуратуру, через Уполномоченного по правам ребенка мы отстояли положение нашей организации и согласовали договор, определяющий права НКО в учреждениях, который стал потом типовым для всего региона. А еще вместе с этим мы добились, чтобы город признал право детей с тяжелыми нарушениями на образование, и дети из детского дома стали учиться! Я с головой тогда погрузилась в эту историю, и стало очевидно, что одной меня на все юридические вопросы не хватает.

Правозащитная деятельность

Все началось вокруг детей из павловского детского дома-интерната, но буквально каждый день ставил перед нами новые задачи. Мы стали заниматься вопросом дееспособности взрослых ребят из ПНИ, к нам все активнее обращались семьи. Вырос объем юридической работы и для самой организации: как правильно составлять договоры, как обеспечить безопасность «Перспектив» в правовом поле. Первым юристом, которого я взяла в отдел, стала Маша Гулина, потом появилось еще несколько человек.

катя.jpg

«Перспективы» стали известны как организация, где знают реальную ситуацию людей, живущих в интернатах, и умеют защищать их права. Еще на том, первом семинаре я познакомилась с московским Центром лечебной педагогики. Они очень близко взаимодействуют с федеральными органами власти, стали и нас привлекать к этой деятельности. Сейчас мы участвуем в формировании предложений по составлению нормативных актов, законов и постановлений, которые касаются подопечных интернатов и вообще людей с инвалидностью.

«Мы — против заборов и стен»

Мы пытаемся постулировать (и очень надеемся, что когда-нибудь именно так все и будет), что власти, учреждения и мы одинаково работаем в интересах целевой группы. Но на самом деле мы разными способами достигаем своих, по сути, разных целей. Для власти и для учреждений важна прежде всего консервация существующего положения дел и безопасность. Чтобы общество и люди из интернатов поменьше друг друга видели, чтобы ничего неожиданного не случилось. А для этого надо закрыть двери, запретить поездки и не выпускать людей из стен учреждения.

Но мы же понимаем, что при качественном сопровождении и открытости изменения будут только к лучшему. Поэтому мы, наоборот, против заборов и стен -- мы за диалог наших подопечных и общества. Мы постоянно дискутируем с представителями государства по самым маленьким и самым большим вопросам, но при этом достигнуто много компромиссов, авторитет нашей организации растет, и к нам все больше прислушиваются.

катя 3.jpg

Сейчас главная проблема, скорее, не в самих законах (хотя, конечно, есть что улучшать), а в их несоблюдении. В России подписана и ратифицирована Конвенция о правах инвалидов. Там все прекрасно расписано, но даже в европейских странах говорят, что еще не смогли полностью добиться соблюдения ее стандартов. С юридической точки зрения, Конвенция – это международный договор, который является составной частью национального законодательства. И Конституция у нас хорошая, и многие прогрессивные нормы внесены в законодательство. А вот с исполнением полная беда. Например, то состояние, в котором мы сейчас видим людей, живущих в интернатах, в десятки раз не дотягивает до того, в котором они должны были бы находиться, если бы законы соблюдались.

Текст: Дарья Завьялова


Вернуться в новости